Музыкальная соцсеть "На Завалинке".

Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии к публикациям и выставлять оценки.

На завалинке

260
2
Ссылка на пост
Начало Великой Российской революции

 

17 февраля (1 марта) 1917 года забастовала лафетно-штамповочная мастерская Путиловского (артиллерийского) завода. Рабочие требовали повышения расценок на 50%, возвращения на завод недавно уволенных товарищей. 18 февраля состоялись митинги во всех цехах. Рабочие избрали делегацию для предъявления требований

к дирекции. Директор пригрозил расчетом. 20 февраля забастовали еще 4 мастерских,

в других прошли митинги. Затем 21 февраля прекратил работу весь завод, объявила забастовку Путиловская верфь. Работу продолжали только прикомандированные

к заводу солдаты.

 

22 февраля завод был закрыт. На другой день 20 тысяч путиловцев двинулись в город. Накануне в Петрограде произошли сильные продовольственные волнения. Появление путиловцев как бы подлило масла в огонь. Большевики призывали к забастовкам солидарности с путиловцами. На нескольких предприятиях Выборгской и Нарвской заставы начались стачки протеста против нехватки продовольствия, хлеба

и дороговизны.

 

Забастовка путиловцев (открытый бунт на военном заводе в условиях военного положения) положила начало второй революции в России.


------------------------------


А вот что предшествовало забастовке путиловцев.

 


8-9 февраля забастовки на ряде заводов Петрограда и Колпина (Ижорский завод) заставили командующего петроградским военным округом генерала Хабалова выступить с обращением:

 

"Рабочие Петрограда!
Не слушайте преступных подстрекателей, которые зовут вас к измене. Оставайтесь при ваших станках, исполняя тем ваш долг перед вашими братьями, которые заменили вас в окопах...
Тем же, кто останется глух к моему обращению, я напоминаю, что Петроград находится на военном положении и что всякая попытка насилия и сопротивления законной власти будет немедленно прекращена силой оружия."

 

В ответ большевики немедленно распространили свыше 10 тысяч листовок...

Из листовки Петербургского комитета РСДРП
Позднее 14 февраля

 

КО ВСЕМ РАБОЧИМ, РАБОТНИЦАМ ПЕТРОГРАДА

 

Дружно, товарищи, в ногу!
Духом окрепнем в борьбе,
В царство свободы дорогу
Грудью проложим себе!

 

Товарищи! Сознайтесь друг перед другом, что многие из вас с любопытством ждали 14 февраля. Сознайтесь также и скажите, чем вы располагали, какие у вас были собраны силы, какие были желания, ясные и решительные, чтобы день 14 февраля принес вам то, чего жаждет весь рабочий класс, чего ждет весь исстрадавшийся голодный народ России. Достаточно ли было туманных речей, какие раздавались в защиту выступления рабочих у Таврического дворца в день открытия Государственной думы? Неужели еще есть из нас кто-нибудь, думающий, что можно добыть свободу, обивая пороги дворцов?

 

Нет! Дорогой ценой платили рабочие за свое просветление, и было бы непоправимой, позорной ошибкой забыть дорого добытую науку. А ведь так хотелось царскому правительству, чтобы петербургские рабочие были так же слепы и доверчивы, как двенадцать лет тому назад. Ведь какое угощение заготовили царские министры доверчивым! В каждом переулке по пулемету, по сотне городовых, привезли для этого дня диких, темных людей, готовых по первому слову броситься на нас. Буржуазные либералы, к поддержке которых звали рабочий класс некоторые сбитые с толку рабочие, как в рот воды набрали: притаились, не зная, что с Государственной думой будут делать петербургские рабочие; а когда их у Таврического дворца никого не оказалось, в Думе и в газетах либералы зашептали: конечно, рабочие Петербурга и не могли нам сделать что-нибудь неприятное, так как рабочие заодно с нами, они хотят вести войну до конца.

 

Да, товарищи! Мы хотим вести войну до конца, и мы должны ее кончить нашей победой! Но не ту войну, какая уже третий год разоряет и терзает народы. Мы хотим вести войну против этой войны. И первым оружием у нас должно быть ясное сознание того, где наши враги, кто наш друг.
Тридцать один месяц человеческой бойни дал народу гибель многих миллионов жизней, миллионы калек, сумасшедших и больных, военную кабалу на заводах, крепостное право в деревне, порку и издевательства морякам, недостаток продуктов, дороговизну, голод. Только кучка господствующих капиталистов и помещиков кричит о войне до конца, наживает на кровавом деле изрядные барыши. Поставщики всех сортов справляют свой пир на костях рабочих и крестьян. На страже всей хищной братии стоит царская власть.

 

Ждать и молчать больше нельзя. ...Другого исхода, кроме народной борьбы, нет!
Рабочий класс и демократия не должны ждать, когда царская власть и капиталисты пожелают помириться, а теперь же вести борьбу против этих хищников, чтобы взять в свои руки судьбу страны и вопросы мира.

 

Первым условием действительного мира должно быть свержение царского правительства

и учреждение Временного революционного правительства для устройства:

 

1. Российской демократической республики!
2. Проведения 8-часового рабочего дня!
3. Передачи всех помещичьих земель крестьянству!

...Настало время открытой борьбы!

 

И камнепад "открытой борьбы" стронулся, страна стремительно покатилась

в бездну кровавой революции...

 

 

    petrograd.1917
    petrograd
Комментарии (2)
1
#876112

⁣Александр Шубин - руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии
Института всеобщей истории РАН

  • 2014
1
#876128

⁣Белая ворона на юбилейно-революционном оргкомитете

Посетил заседание Оргкомитета по подготовке и проведению мероприятий, связанных со столетием Революции 1917 года в России. Узнав о том, что такое заседание будет проводиться, я и не думал, что на него меня занесет судьба. Я не являюсь членом этого Оргкомитета, как и другие известные мне профессиональные исследователи, отметившиеся монографиями по теме революции. Но что-то там наверху щелкнуло, и одного такого исследователя решили пригласить. Однако меня предупредили, что выступать я не буду. Но, поскольку заседание проходило в бывшем Англицком клубе (он же Музей революции, он же Музей современной истории России), а это пешком от моего дома, я пошел посмотреть.

Мероприятие было торжественным, при большом скоплении прессы. Меня усадили за огромный квадрат столов, заполненный выдающимися деятелями современности, так что можно было наблюдать организаторов столетия изнутри. Оглядевшись, я все же нашел специалистов, в той или иной степени революцией занимавшихся. Во-первых, это руководители институтов А. Чубарьян (у него есть интересная статья об отношениях большевиков и Антанты), Ю. Петров (специалист по поздней Российской империи) и Е. Пивовар (специалист по эмиграции). Во-вторых, профессиональный политик В. Никонов, написавший пусть и не академическую, а скорее конспирологическую, но все же целую книгу о крушении Российской империи. Конечно, все они попали в это избранное общество вовсе не по причине своих исследований, а по должности. Оргкомитет состоит из тех или иных начальников: президентов, председателей, директоров, ректоров и редакторов. Есть еще литераторы, режиссеры и представители РПЦ (других конфессий не заметил). По своим разным должностям представлено несколько историков, занимающихся другими периодами истории. В общем — фигуры, прекрасные во всех отношениях, кроме занятий историческими научными исследованиями по теме Российской революции.

В начале слово взял С. Нарышкин, возглавляющий Российское историческое общество, который призвал «стать выше борьбы сторон» и сообщил об успехах РИО в деле празднования столетия Первой мировой войны. Поскольку Оргкомитет создан на базе РИО, можно быть спокойным, что и на этот раз столетие — в надежных руках. Ректор МГИМО А. Торкунов сообщил, что есть уже план мероприятий, а директор ИРИ РАН Ю. Петров сообщил об основных его чертах, особенно остановившись на проекционном видеошоу «Штурм Зимнего», который ему хотелось бы посетить (видимо, будут показывать фильм Эйзенштейна на Зимнем в качестве видеоэкрана). План нам раздали, выглядит он довольно бессистемно. Видимо, ожидается государственное финансирование, и все, кто имеет доступ к телам, продвигают свои начинания в этот план.

А. Чубарьян и отчасти Ю. Петров рассказали высокому собранию о некоторых предстоящих научных мероприятиях и об основных проблемах, о которых спорят историки. По словам А. Чубарьяна, «апофеозом» научных мероприятий будет 29-30 сентября, когда впервые в Москве будет заседать Генеральная ассамблея Международного комитета историков.

А потом слово получили бойцы идеологического фронта. Н. Нарочницкая поведала о «ненависти большевиков ко всему русскому», пока, наконец, «в окопах Сталинграда» в партию не стало массами вступать крестьянство. После чего курс нашей истории, наконец, выправился, и нам стало, чем гордиться и чему поучить Запад (чем Н. Нарочницкая и занимается). С. Степашин повинился за участие в событиях 1991 года и призвал не повторять прежних ошибок (как я понял, и 1917, и 1991 годов). Дальше раскаявшийся «революционер» говорил об убийствах священников, которые были «геноцидом». А. Трубецкой от имени эмиграции призывал покаяться публично, прямо как известный персонаж И. Ильфа и Е. Петрова (не путать с Ю. Петровым).

«Белому натиску», преобладавшему в дискуссии, пытался противостоять писатель С. Шаргунов, который, вслед за Ю. Петровым связал с нашей революцией мировой прогресс в области создания социального государства и ликвидации колониализма. Но исторической подготовки ему не хватает, и он быстро съехал на мифы вроде того, что в результате «Приказа № 1», «уравнявшего солдат и офицеров» (в чем?) солдаты стали поднимать офицеров на штыки. Вообще-то приказ уравнивал солдат и офицеров в гражданских правах вне службы, и никого поднятия на штыки не предусматривал. Что-то такое офицеры и без приказа делали, что солдаты стали некоторых из них ненавидеть.

Вторая ось дискуссии располагалась перпендикулярно идеологическим спорам и вдоль вопроса «Что делать с этим юбилеем?» Нести в массы какой-то консенсус, или лучше поспорить в узком кругу. Были голоса в пользу популяризации знания, обладателем которого являются члены Оргкомитета. Главный редактор телеканала «История» А. Денисов посетовал, что наша молодежь еще очень плохо знает историю. Об этом ему рассказывают журналисты, общающиеся с молодежью. Тут мне подумалось: «А судьи кто?» Мой опыт общения с журналистами показывает, что историю они-то как раз знают очень неважно. Но от этих размышлений меня отвлек рассказ А. Денисова, как он учит истории коллег с Украины. Оказывается, они не знают очевидных вещей, например, того, что «Советский Союз создал Украину»! Так и сказал.

В общем, беда с этой популяризацией. Популяризируют, популяризируют, а ни молодежь, ни украинские и прочие журналисты истории не знают. Может быть лучше и не популяризировать таким образом.

В этом духе высказался Н. Сванидзе, который справедливо, на мой взгляд, предположил, что консенсуса о революции в текущем году добиться не удастся, и пусть эта тема будет прежде всего предметом обсуждения профессиональных историков. Тут я внутренне возликовал, но потом усомнился в реальности того, что Оргкомитет направит свои возможности на поддержку нашей работы. Тем более, что и сам Н. Сванидзе тут же перешел к панегирику «самому успешному периоду в истории России», каким он считает начало ХХ в. (что далековато от нынешнего состояния академической дискуссии). Мысль Сванидзе в части поддержки «узкой дискуссии» поддержал Нарышкин. Сославшись на Сванидзе, он сказал, что вот очень верно, сначала нужно обсудить эти проблемы в узком кругу, и поэтому мы так и сконструировали наш Оргкомитет, не включив в него...

Тут я не выдержал, и произнес с места: «... профессиональных исследователей истории революции». Некоторые сидевшие рядом участники улыбнулись, но до более удаленных випов моя реплика не донеслась, и Нарышкин спокойно продолжил свою мысль: «... представителей политических партий». Действительно, без Зюганова, Миронова и Жириновского как-то спокойнее. Можно обсудить все проблемы в узком клубе начальников, без этих парламентских витий. Тем более, что депутаты от ЕР Никоновым достойно представлены.

Главный редактор журнала «Историк» В. Рудаков, выступавший последним, не согласился с Н. Сванидзе на счет недостижимости консенсуса. Есть все же принципы, извлеченные из опыта революции, на которых все могут сойтись: ценности человеческой жизни, государственного суверенитета и единства страны. Ну как не согласиться с ценностью человеческой жизни, действительно? Хотя, идея восстановления смертной казни в России весьма популярна. Но лично я — за такую ценность. А вот отсутствие в списке социальных ценностей (не говоря уж о демократических), говорит о том, что и государственнические ценности под большой угрозой. Трудно достичь консенсуса при падении уровня жизни и таком расслоении доходов. Пока мы не будем думать о социальном фундаменте, с государственной надстройкой и единством страны могут случиться неприятности — как и в 1917 году.

Александр Шубин - 24 января 2017

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.