Музыкальная соцсеть "На Завалинке".

Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии к публикациям и выставлять оценки.

На завалинке

99
0
Ссылка на пост
Народный прогноз погоды: 20 июня отмечается день памяти священномученика Феодота (Федота) Анкирского. В народе святого Федота называли Урожайником. «Святой Федот тепло дает - рожь в золото ведет». Для наших предков погода этого дня имела большое значение:

                                                                     

 

Святой мученик Феодот жил в Анкире Галатийской в III веке. Он отличался особенной добротой и отзывчивостью. В разгар гонения при Диоклитиане (284–305) он снабжал христиан всем необходимым и предоставлял им убежище в своем доме, где тайно совершались Богослужения. Святой Феодот посещал христиан-узников в темницах, выкупал их, с благоговением погребал тела мучеников, брошенные на съедение зверям.                                                               Однажды он вытащил из воды и похоронил тела семи святых мучениц, утопленных в море (память 18 мая). Об этом донесли правителю. Отказавшись принести жертву идолам и обличив языческие заблуждения, святой Феодот исповедал истинную веру во Христа, за это его подвергли жестоким мучениям и усекли мечом. Тело святого мученика хотели сжечь, но поднявшаяся буря помешала это исполнить, и его предали христианскому погребению.

Комментарии (1)
0
#180

                              

 

Андроник (Никольский) (1870 - 1918), архиепископ Пермский и Кунгурский, священномученик.


В миру Владимир Александрович Никольский, родился 1 августа 1870 года селе Поводнево Мышкинского уезда Ярославской губернии в семье дьячка Преображенской церкви этого села, впоследствии диакона.

В 1880 году поступил в Угличское духовное училище. В 1884 г. был удостоен перевода в 1-й класс семинарии, но изъявил желание остаться на повторный курс. В 1885 году поступил Ярославскую духовную семинарию, которую окончил в 1891 году по первому разряду.

В 1891 году поступил в Московскую духовную академию. Во время обучения в Академии из-за бедности родителей должен был кроме собственного учебного дела заниматься еще с тремя учениками, чтобы заработать необходимые средства для обучения. Из-за этого в течении учебного года он уставал до изнеможения. Летом же был занят на полевых работах.

1 августа 1893 года пострижен в монашество с именем Андроник по благословению и совету прав. Иоанна Кронштадтского.

6 августа того же года рукоположен во иеродиакона.

В 1895 году окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия за сочинение "Древнецерковное учение об Евхаристии как Жертве в связи с вопросом об Искуплении".

22 июля 1895 года рукоположен в сан иеромонаха.

В том же году назначен помощником инспектора в Кутаисскую духовную семинарию.

В августе 1896 года был назначен преподавателем, а затем инспектором Ардонской Александровской миссионерской семинарии.

20 марта 1897 г. был возведен в звание соборного иеромонаха Московского Донского монастыря определением Святейшего Синода «за усердную и полезную службу по семинарии и частое проповедание слова Божия».

С 3 сентября 1897 года - член Русской духовной миссии в Японии.

Путешествуя в Японию через Италию, Грецию и Сев. Америку вместе с архим. Сергием (Страгородским), также назначенным в миссию, о. Андроник знакомился с современным состоянием христианства - католицизма и Православия, посетил древние христианские святыни - катакомбы и гробницы мучеников, развалины Колизея. Святитель впоследствии писал, что молитва у мест, освященных кровью первомучеников-христиан, вдохновляла его и архим. Сергия на подвижническое служение Церкви - сделать так, чтобы «церковное начало жизни было святым и полным началом для всех нас».

По приезде в Японию архим. Андроник близко познакомился с жизнью православных общин. Немногочисленная японская паства, исповедовавшая христианство среди миллионов язычников, поразила его простотой и глубиной веры. Впоследствии, вспоминая год, проведенный в Японии, он признавался, что нести служение среди такого народа было для него большим счастьем. Однако напряженная деятельность привела к расстройству здоровья, и в 1899 г. он вернулся в Россию.

По возведении в сан архимандрита 5 марта 1899 года назначен ректором Ардонской Александровской миссионерской семинарии.

13 января 1900 года был уволен от должности ректора семинарии на основании прошения по состоянию здоровья.

С 18 октября 1900 года - ректор Уфимской духовной семинарии, сверхштатный член Духовной консистории.

С 1902 г. - также благочинный монастырей.

Епископ Киотоский

5 ноября 1906 года был хиротонисан во епископа Киотоского. Хиротонию в Александро-Невская лавра совершили митр. Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский), митр. Московский Владимир (Богоявленский), митр. Киевский Флавиан (Городецкий) и др.

Епископ Андроник был назначен помощником просветителя Японии архиепископа Николая (Касаткина). Прибыв в г. Осака, еп. Андроник нашел православную общину в плачевном состоянии. В храм ходило не более 10 человек, на клиросе читал и пел один псаломщик. Тогда он стал по вечерам сам ходить по домам, знакомился с семьями, интересовался их жизнью, укладом, проводил религиозные беседы. За время служения еп. Андроника число людей, посещавших храм, значительно возросло, на богослужениях пел большой смешанный хор. Вновь миссионерские труды в неблагоприятном для святителя климате привели к ухудшению здоровья.

27 мая 1907 г. из-за болезни подал прошение об увольнении от должности помощника начальника Миссии. 5 июля того же года Святейшим Синодом ему был предоставлен отпуск.

С 26 октября 1907 по 14 марта 1908 года временно управлял Холмской епархией, замещая епископа Евлогия (Георгиевского) на время сессий Государственной Думы.

Епископ Тихвинский

14 марта 1908 года был назначен епископом Тихвинским, первым викарием Новгородской епархии.

Объехал все храмы, входящие в Тихвинское викариатство, за один только сентябрь 1908 г. посетил 22 сельские церкви в Крестецком, Боровичском и Валдайском уездах, служил, проповедовал и беседовал с людьми.

Занимал должность почетного председателя Новгородского отдела Союза Русского Народа.

В 1909 году был приглашен на Съезд Русских Людей, который проходил в Москве с 27 сентября по 4 октября под председательством епископа Серафима (Чичагова). Однако служебные обязанности помешали владыке прибыть. Сожалея об этом, он направил в адрес Съезда телеграмму, в которой писал:

"Могу лишь ограничиться самыми святыми пожеланиями всему высокопатриотическому Съезду. Да пребудет над всем его делом Вседержавный Покров Царицы Небесной, так дивно спасавшей нашу святую Русь во все прежние годины лихолетий и бед, на нее находивших. Да исполнит она мудрости и бодрости всех мужественных исповедников Российской Святыни - Православной Веры, собравшихся ныне в Первопрестольной Москве, окормляемой ее небесными Святителями, и поднесь от лет древних почивающими своими нетленными телами в храме Пречистой. И под натиском жидовской революции оставшиеся верными святой Руси и русской народности Русские люди отстояли ту и другую. А теперь развернувшееся русское родное знамя да соберет под свою державную сень родную землю, как один человек. Да просветится Русская страна".

Епископ Омский

8 марта 1913 года был назначен епископом Омским и Павлодарским.

В Омске организовал миссионерские курсы для духовенства 3 сибирских епархий. Убеждал духовенство в необходимости поездок священнослужителей в деревни, расположенные далеко от храмов, для совершения исповеди и Причащения.

На Пермской кафедре

С 30 июля 1914 года - епископ Пермский и Соликамский, с 1 июля 1916 года именуется Пермским и Кунгурским.

Время служения святителя было временем расцвета духовной жизни в Пермской епархии. Устраивались лекции, беседы, собрания духовенства и мирян, проводились занятия миссионерского и певческого кружков, во всех храмах служились акафисты, проводились беседы. Пермь отличалась в то время прекрасными проповедниками, в подготовке которых еп. Андроник много потрудился. Желая поделиться своим богатым духовным опытом, владыка написал книгу "Письма архиерея к иереям", которая очень быстро разошлась. В книге святитель советовал пастырям Пермской епархии не ограничиваться богослужениями в храмах, но служить и в отдаленных поселках, «чтобы все имели возможность помолиться. Смотря по местным условиям, можно в одном поселке совершить с вечера бдение, а в селе с утра другое бдение и обедню. Вечером же съездить в другой поселок и совершить там вечерню или акафист с беседою». Приходским священникам он рекомендовал ввести в храмах общенародное пение, начать с общеизвестных молитв, стремясь к тому, чтобы все богослужебные песнопения вместе с канонархом исполняли сами прихожане. «Таким путем и в жизнь пойдут церковные песнопения... и теперь они вытеснят собою все грязные, расплодившиеся в народе песни мирские; научат и благоговению в самом поведении». Владыка советовал пастырям не ограничиваться проповедью за литургией, но проповедовать и за другими богослужениями, устраивать богослужебные чтения и беседы в храмах, школах с хоровым исполнением духовных песнопений.

В годы Первой мировой войны пермский архиерей принимал деятельное участие в помощи воинам, посещал раненых, поступавших с октября 1915 г. в пермский лазарет; предписал ввести во всех монастырях Пермской епархии «неусыпаемое круглосуточное чтение акафистов Господу, Божией Матери и святым»; благословил после прочтения акафиста прочитывать молитву о даровании победы и молитву об упокоении воинов; благословил всем женских монастырям епархии выделить по 2 человека для сбора пожертвований по селам и деревням на нужды воинов, на содержание лазаретов и на пасхальные подарки.

Заботясь о миссионерской деятельности среди старообрядцев, епископ способствовал организации в Пермской губернии единоверческих приходов. Поскольку из-за недостатка пастырей многие единоверческие приходы подолгу оставались без священников, стараниями архиерея в Перми были учреждены пастырские курсы для подготовки единоверческих священнослужителей. Обучение заканчивалось торжественным богослужением, литургию в единоверческом храме совершал по Служебнику XVI в. сам епископ.

В 1916 г. в Пермской епархии были созданы миссионерские курсы по обличению неверия и социализма, проводившиеся под руководством пермского епархиального миссионера А. Г. Куляшева. Слушателям сообщались сведения о совр. состоянии атеизма за границей и в России с научной постановкой вопросов о Боге, мире и человеке, причем обращалось особенное внимание на те положения в вопросах веры, которые оспаривались атеистами. Слушатели курсов проводили миссионерские беседы, по праздникам и воскресным дням учились произносить в храмах проповеди, которые затем разбирались на лекциях.

В 1916 г. ездил на фронт, где 12 августа имел в ставке беседу с императором Николаем II. Епископ считал пагубным равнодушие многих архиереев Русской Церкви к проблемам современной общественной жизни, высказывал императору свое негативное отношение к некоторым сторонам государственной политики, резко отрицательно относился к Г.Е. Распутину, который боялся владыки.

При еп. Андронике было построено несколько храмов, в т. ч. величественный собор Белогорского монастыря. При одном из храмов было организовано попечительство о бедных, имевшее свою столовую, где обеды выдавались по дешевой цене всем желающим, а нуждающимся - бесплатно. При свечном заводе и на подворье Белогорского монастыря открылись книжные лавки. При храме училища слепых был устроен детский приют. Воскресенская церковь содержала на свой счет богадельню, в которой жили ок. 50 престарелых. При кафедральном соборе организовалось общество хоругвеносцев, насчитывавшее несколько десятков чел., в 1917 г. была создана дружина по охране собора и архиерейского дома. Владыка придавал большое значение кружкам ревнителей благочестия, в которых видел помощников пастырям в христианском воспитании народа, устраивал паломничества к святым местам.

После февральской революции 1917 г., в марте, Пермский исполнительный комитет послал телеграмму обер-прокурору Святейшего Синода с требованием уволить еп. Андроника от управления епархией «как опасного для общественной безопасности и как препятствующего духовенству в его праве соорганизоваться». Узнав об этом, еп. Андроник отправил обер-прокурору протест. Свт. Тихону, митр. Московскому, владыка писал: «Чем ближе присматриваюсь к растущей подлости, тем больше решаюсь отрясти прах от ног и уйти на покой».

В начале лета 1917 г. владыка был избран членом Предсоборного Совета и 27 июня 1917 г. отбыл в Петроград. Затем на короткое время вернулся в Пермь и 9 августа 1917 г. выехал в Москву на Поместный Собор Православной Российской Церкви.

На Соборе был избран председателем Отдела о правовом и имущественном положении духовенства, вошел в состав Издательского отдела Собора и был одним из энергичнейших его деятелей. «Огнь пылающий» - называли его участники Собора. После октябрьской революции 1917 г. епископ Андроник обеспечивал выход в свет документов и посланий Собора.

7 декабря был избран в числе шести заместителей членов Св.Синода, на случай их смерти.

13 декабря 1917 г. он вернулся в Пермь. В январе 1918 г. обратился к пастырям Пермской епархии с воззванием, которое просил читать не только в храмах, но и при всяком удобном случае:

"... настал час еще большей и страшной тяготы, решающий судьбу нашего Отечества. Уже открывается почти явное гонение на святую нашу веру. Уже выкрикивают отщепенцы от веры, что надо отобрать церкви и монастыри и обратить их в театры и подобное. ...Время страшное, время если не антихристово, то весьма предшествующее ему по своим признакам. А мы будем бездействовать?! Да не будет сего осуждения на вас..."

В январе 1918 г. обратился с посланием к пастырям Пермской епархии, в котором наставлял их быть руководителями совести народной.

26 января вновь выехал в Москву на вторую сессию Священного Собора.

24 апреля вернулся в Пермь и сразу стал готовить духовенство и народ к предстоящему 9 мая крестному ходу с проповедями в разных частях города.

29 апреля у владыки был произведен обыск. Его обвиняли в призывании народа к вооруженному сопротивлению советской власти. Святитель ответил:

"Моя вера и церковные законы повелевают мне стоять на страже веры и Церкви Христовой и ее достояния. Если этого не буду исполнять, то я перестаю быть не только архиереем, но и христианином. Посему вы можете меня сейчас же повесить, но я вам гроша церковного не выдам, вы через мой труп пойдете и захватите, а живой я вам ничего церковного не выдам. Так я верую и поступаю, призываю и православный народ даже до смерти стоять за веру".


Позже, среди бумаг, оставшихся от покойного архипастыря, был найден конспект проповеди, в которой он разъяснял свою позицию: «Контрреволюция, политика — не мое дело, ибо погибшая Россия не спасется в нашей взаимной грызне от отчаянности. Но церковное дело — святыня моя».

В беседе с одним священником владыка говорил:

"За клятвопреступничество отнял Бог у народа разум и волю, пока не раскаются... а когда раскаются, то сначала постепенно, а потом целиком прозрят все духовно, почувствуют и силу, и как Илья Муромец - сбросят тот ужас, который окутал страну нашу. ... Может быть, меня на свете не будет, но не покидает меня надежда и уверенность, что Россия воскреснет со своим возвращением к Богу"


Близкие уговаривали владыку скрыться, боясь его ареста, но он сказал, что готов принять смерть за Христа, но паствы не оставит. Ожидая ареста, вверив судьбу Промыслу Божию, владыка был безмятежен, ежедневно исповедовался и причащался. Светлое настоение не покидало его. Со всеми был обходителен и ласков.

12 апреля 1918 года был возведен в сан архиепископа указом свт. Тихона ко дню Святой Пасхи.

9 мая в Перми состоялся грандиозный торжественный крестный ход по городу в честь св.Стефана Пермского во главе с владыкой Андроником. В нем участвовали тысячи человек. Пелись пасхальные ирмосы, священники призывали верующих к объединению у креста распятого Христа. Обращаясь к многочисленным агентам власти, прятавшимся среди молящихся, архиепископ сказал: "Идите и передайте вашим главарям, что к дверям храма и ризниц они подойдут только перешагнув через мой труп, а при мне и гроша ломанного церковного не получат".

Через день в духовной консистории чекисты провели обыск и изъяли документы, одновременно в газетах была развернута шумная провокационная кампания со статьями типа "Почему шумят попы", "Защитники мрака" и т.п. Владыка ждал своего ареста со дня на день.

11 мая владыка писал патриарху Тихону: «Я пока на свободе, но, вероятно, скоро буду арестован. Признаки полной анархии. На случай ареста оставлю распоряжение о закрытии всех градо-Пермских церквей. Пусть считаются с самим народом». На случай ареста архиеп. Андроник подготовил распоряжение: «Арестованный рабоче-крестьянским правительством, запрещаю священно-церковнослужителям города Перми и Мотовилихи совершение богослужений, кроме напутствия умирающих и Крещения младенцев».

Арест и казнь

25 мая ревтрибунал объявил решение о привлечении его в качестве обвиняемого, на что владыка ответил: "Буду веровать и стоять до смерти".


14 июня власти приказали архиепископ явиться в юридический отдел исполкома для допроса. Узнав об этом, верующие Перми собрались на соборной площади; власти отменили приказ и прислали допросный лист святителю на дом. В этот же день в губисполком поступило прошение исполнительного комитета Союза приходских советов Пермской епархии разрешить владыке выезд в Москву по делам Союза. Разрешение на выезд власти не дали.

16 июня в ЧК было решено арестовать архиепископа и расстрелять. В связи с этим постановили объявить военное положение в городе и привести в состояние боевой готовности все имеющиеся войска. Начальнику конной городской милиции приказали поставить по 2 конных милиционера против окон всех городских церковных сторожек на тот случай, если кто-либо из звонарей захочет подняться на колокольню; зазвонившего в колокол велено было расстрелять.

17 июня в три часа ночи отряд чекистов ворвался в Архиерейский дом. Бодрствовавший архиерей вместе с 2 священниками был арестован. Владыку посадили в пролетку и повезли в милицию в Мотовилиху, где его продержали ночью и днем 17 июня.

Узнав об аресте, верующие стали собираться перед зданием милиции, требуя освобождения архипастыря. Были арестованы 2 женщины, остальных разогнали.

19 июня архиерей находился в камере Пермской ЧК.

Архипастырь был убит 20 июня 1918 года. В первом часу ночи святителя вновь повезли из Перми в Мотовилиху. Ехали по Сибирскому тракту, миновали пятую версту и повернули налево в лес (ныне в черте Перми). Там заставили старца копать себе могилу, но по его немощи, пришлось помогать чекистам. После этого архиепископ попросил время на молитву. Ему разрешили и после 10-минутной молитвы и благословения на 4-е стороны он сказал, что готов. С него потребовали, чтобы он отменил постановление о забастовке, но святитель отказался. Тогда ему приказали лечь в землю и начали закапывать живым, затем расстреляли сквозь слой земли.

14-17 августа патриарх Тихон (Беллавин) и Синод постановили послать архиеп. Василия (Богоявленского) и мч. миссионера Алексия Зверева в Пермь для выяснения обстоятельств ареста архиеп. Андроника (Никольского). Позднее с разрешения патриарха к ним присоединился архим. Матфей (Померанцев). Советское правительство дало согласие на расследование и даже предоставило комиссии отдельный вагон. 27 августа 1918 года на обратном пути, между Пермью и Вяткой, за мостом через реку Каму, в вагон, где ехала делегация Собора во главе с архиеп. Василием, ворвались красноармейцы, вывели членов делегации из поезда и расстреляли. Материалы расследования и средства, собранные на нужды Собора, были похищены...

17 января 1999 года архиепископ Андроник (Никольский) был канонизирован как местночтимый святой Пермской епархии.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года для общецерковного почитания.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.