Музыкальная соцсеть "На Завалинке".

Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии к публикациям и выставлять оценки.

На завалинке

59
0
Ссылка на пост
Народный прогноз погоды: 28 июля почитается память мучеников Кирика и Иулитты. В народе этот день называли Кирики-мокродырики, потому что часто в этот день льет дождь. Женщины в прежние времена праздновали день "матушки Улиты", почитая ее своей заступнице

                                                                                

 

Святые мученики Кирик и Иулитта жили в Малой Азии в городе Иконии Ликаонской области. Святая Иулитта происходила из знатного рода и была христианкой. Рано овдовев, она воспитывала своего трехлетнего сына Кирика. Во время гонения, воздвигнутого на христиан императором Диоклитианом (284–305), святая Иулитта с сыном и двумя верными рабынями ушла из города, оставив свой дом, имущество и рабов.

Под видом нищей она сначала скрывалась в Селевкии, а затем в Торсе. Там около 305 года она была узнана, задержана и представлена на суд правителя Александра. Укрепленная Господом, святая бесстрашно отвечала на вопросы судьи и твердо исповедала свою веру во Христа. Правитель приказал бить святую палками. Во время пыток святая Иулитта повторяла: «Я христианка и не принесу жертвы бесам».

Младенец Кирик плакал, глядя на мучения своей матери, и рвался к ней. Правитель Александр пробовал ласкать его, но мальчик вырывался и кричал: «Пустите меня к матери, я христианин». Правитель швырнул ребенка с высоты помоста на каменные ступени, мальчик покатился вниз, ударяясь об острые углы, и умер. Мать, увидев своего истерзанного сына, возблагодарила Бога за то, что Он удостоил младенца мученического венца. После многих жестоких пыток святую Иулитту усекли мечом.

Мощи святых Кирика и Иулитты были обретены в царствование святого равноапостольного царя Константина († 337, память 21 мая). В честь святых мучеников близ Константинополя был устроен монастырь, а недалеко от Иерусалима воздвигнут храм. По народному верова

Комментарии (2)
0
#208

                                                                               

Святой равноапостольный великий князь Владимир. Немногие имена на скрижалях истории могут сравниться по значению с именем святого равноапостольного Владимира, крестителя Руси, на века вперед предопределившего духовные судьбы Русской Церкви и русского православного народа. Владимир был внук святой равноапостольной Ольги, сын Святослава († 972). Мать его, Малуша († 1001) – дочь Малка Любечанина, которого историки отождествляют с Малом, князем Древлянским. Приводя к покорности восставших древлян и овладев их городами, княгиня Ольга повелела казнить князя Мала, за которого пытались ее сватать после убийства Игоря, а детей его, Добрыню и Малушу, взяла с собой. Добрыня вырос храбрым умелым воином, обладал государственным умом, был впоследствии хорошим помощником своему племяннику Владимиру в делах военного и государственного управления.

«Вещая дева» Малуша стала христианкой (вместе с великой княгиней Ольгой в Царьграде), но сохранила в себе таинственный сумрак языческих древлянских лесов. Тем и полюбилась она суровому воину Святославу, который, против воли матери, сделал ее своей женой. Разгневанная Ольга, считая невозможным брак своей «ключницы», пленницы, рабыни с сыном Святославом, наследником великого Киевского княжения, отправила Малушу на свою родину в весь неподалеку от Выбут. Там и родился, около 960 года, мальчик, названный русским языческим именем Володимир – владеющий миром, владеющий особым даром мира.

В 970 году Святослав, отправляясь в поход, из которого ему не суждено уже было вернуться, поделил Русскую Землю меж тремя сыновьями. В Киеве княжил Ярополк, в Овруче, центре Древлянской земли, Олег, в Новгороде – Владимир. Первые годы княжения мы видим Владимира яростным язычником. Он возглавляет поход, в котором ему сочувствует вся языческая Русь, против Ярополка-христианина, или, во всяком случае, по свидетельству летописи, «давшего великую волю христианам», и вступает 11 июня 978 года в Киев, став «единодержцем» Киевского государства, «покорив окрестные страны, одни – миром, а непокорных – мечем».

Молодой Владимир предавался бурной чувственной жизни, хотя далеко не был таким сластолюбцем, каким его иногда изображают. Он «пас свою землю правдою, мужеством и разумом», как добрый и рачительный хозяин, при необходимости расширял и оборонял ее пределы силой оружия, а возвращаясь из похода, устраивал для дружины и для всего Киева щедрые и веселые пиры.

Но Господь готовил ему иное поприще. Где умножается грех, там, – по слову Апостола, – преизобилует благодать. «И прииде на него посещение Вышнего, призре на него Всемилостиве око Благого Бога, и воссияла мысль в сердце его, да разумеет суету идольского прельщения, да взыщет Единого Бога, сотворившего все видимое и невидимое». Дело принятия Крещения облегчалось для него внешними обстоятельствами. Византийскую империю сотрясали удары мятежных полководцев Варды Склира и Варды Фоки, каждый из которых уже примеривал царскую корону. В трудных условиях императоры, братья-соправители Василий Болгаробойца и Константин, обратились за помощью к Владимиру.

События развивались быстро. В августе 987 года Варда Фока провозгласил себя императором и двинулся на Константинополь, осенью того же года послы императора Василия были в Киеве. «И истощились богатства его (Василия), и побудила его нужда вступить в переписку с царем Руссов. Они были его врагами, но он просил у них помощи, – пишет о событиях 980-х годов один из арабских хронистов. – И царь Руссов согласился на это, и просил свойства с ним».

В награду за военную помощь Владимир просил руки сестры императоров Анны, что было для византийцев неслыханной дерзостью. Принцессы крови никогда не выходили замуж за «варварских» государей, даже христиан. В свое время руки той же Анны домогался для своего сына император Оттон Великий, и ему было отказано, но сейчас Константинополь вынужден был согласиться.

Был заключен договор, согласно которому Владимир должен был послать в помощь императорам шесть тысяч варягов, принять святое Крещение и при этом условии получить руку царевны Анны. Так в борьбе человеческих устремлений воля Божия определила вхождение Руси в благодатное лоно Церкви Вселенской. Великий князь Владимир принимает Крещение и направляет в Византию военную подмогу. С помощью русских мятеж был разгромлен, а Варда Фока убит. Но греки, обрадованные неожиданным избавлением, не торопятся выполнить свою часть уговора.

Возмущенный греческим лукавством, князь Владимир «вборзе собра вся своя» и двинул «на Корсунь, град греческий», древний Херсонес. Пал «неприступный» оплот византийского господства на Черном море, один из жизненно важных узлов экономических и торговых связей империи. Удар был настолько чувствителен, что эхо его отозвалось по всем Византийским пределам.

Решающий довод снова был за Владимиром. Его послы, воевода Олег и Ждьберн, прибыли вскоре в Царьград за царевной. Восемь дней ушло на сборы Анны, которую братья утешали, подчеркивая значительность предстоящего ей подвига: способствовать просвещению Русского государства и земли их, сделать их навсегда друзьями Ромейской державы. В Тавриде ее ждет святой Владимир, к титулам которого прибавился новый, еще более блестящий – цесарь (царь, император). Надменным владыкам Константинополя пришлось уступить и в этом – поделиться с зятем цесарскими (императорскими) инсигниями. В некоторых греческих источниках святой Владимир именуется с того времени «могущественным басилевсом», он чеканит монеты по византийским образцам и изображается на них со знаками императорской власти: в царской одежде, на голове – императорская корона, в правой руке – скипетр с крестом.

С царевной прибыл посвященный святым Патриархом Николаем II Хризовергом на Русскую кафедру митрополит Михаил со свитой, клиром, многими святыми мощами и другими святынями. В древнем Херсонесе, где каждый камень помнил святого Андрея Первозванного, свершилось венчание святого равноапостольного Владимира и блаженной Анны, напомнив и подтвердив исконное единство благовестия Христова на Руси и в Византии. Корсунь, «вено царицы», был возвращен Византии. Великий князь весной 988 года отправляется с супругой через Крым, Тамань, Азовские земли, входившие в состав его обширных владений, в обратный путь к Киеву. Впереди великокняжеского поезда с частыми молебнами и несмолкающими священными песнопениями несли кресты, иконы, святые мощи. Казалось, сама Святая Вселенская Церковь двинулась в просторы Русской земли, и обновленная в купели Крещения Святая Русь открывалась навстречу Христу и Его Церкви.

Наступило незабываемое и единственное в русской истории утро Крещения киевлян в водах Днепра. Накануне святой Владимир объявил по городу: «Если кто не придет завтра на реку – богатый или бедный, нищий или раб – будет мне враг». Священное желание святого князя было исполнено беспрекословно: «в одно время вся земля наша восславила Христа со Отцем и Святым Духом».

Трудно переоценить глубину духовного переворота, совершившегося молитвами святого равноапостольного Владимира в русском народе, во всей его жизни, во всем мировоззрении. В чистых киевских водах, как в «бане пакибытия», осуществилось таинственное преображение русской духовной стихии, духовное рождение народа, призванного Богом к невиданным еще в истории подвигам христианского служения человечеству. – «Тогда начал мрак идольский от нас отходить, и заря Православия явилась, и Солнце Евангельское землю нашу осияло». В память священного события, обновления Руси водою и Духом, установился в Русской Церкви обычай ежегодного крестного хода «на воду» 1 августа, соединившийся впоследствии с празднеством Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня, общим с Греческой Церковью, и русским церковным празднеством Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице (установленным святым Андреем Боголюбским в 1164 году). В этом соединении праздников нашло точное выражение русское Богословское сознание, для которого неразрывны Крещение и Крест.

Всюду по Святой Руси, от древних городов до дальних погостов, повелел святой Владимир ниспровергнуть языческие требища, иссечь истуканов, а на месте их рубить по холмам церкви, освящать престолы для Бескровной Жертвы. Храмы Божии вырастали по лицу земли, на возвышенных местах, у излучин рек, на старинном пути «из варяг в греки» – словно путеводные знаки, светочи народной святости. Прославляя храмоздательные труды равноапостольного Владимира, автор «Слова о законе и благодати», святитель Иларион, митрополит Киевский, восклицал: «Капища разрушаются, и церкви поставляются, идолы сокрушаются и иконы святых являются, бесы убегают, Крест грады освящает». С первых веков христианства ведет начало обычай воздвигать храмы на развалинах языческих святилищ или на крови святых мучеников. Следуя этому правилу, святой Владимир построил храм святого Василия Великого на холме, где находился жертвенник Перуна, и заложил каменный храм Успения Пресвятой Богородицы (Десятинный) на месте мученической кончины святых варягов-мучеников (память 12 июля). Великолепный храм, призванный стать местом служения митрополита Киевского и всея Руси, первопрестольным храмом Русской Церкви, строился пять лет, был богато украшен настенной фресковой живописью, крестами, иконами и священными сосудами, привезенными из Корсуня. День освящения храма Пресвятой Богородицы, 12 мая (в некоторых рукописях – 11 мая), святой Владимир повелел внести в месяцесловы для ежегодного празднования. Событие было соотнесено с существовавшим уже праздником 11 мая, связывавшим новый храм двойной преемственностью. Под этим числом отмечается в святцах церковное «обновление Царьграда» – посвящение святым императором Константином новой столицы Римской империи, Константинополя, Пресвятой Богородице (в 330 году). В тот же день при святой равноапостольной Ольге освящен в Киеве храм Софии – Премудрости Божией (в 960 году). Святой равноапостольный Владимир, освятив кафедральный собор Пресвятой Богородицы, посвящал тем самым, вслед за равноапостольным Константином, стольный град Земли Русской, Киев, Владычице Небесной.

Тогда же святым Владимиром была пожалована Церкви десятина, почему и храм, ставший центром общерусского сбора церковной десятины, нарекли Десятинным. Древнейший текст уставной грамоты, или церковного Устава, святого князя Владимира гласил: «Се даю церкви сей Святыя Богородицы десятину из всего своего княжения, и тако же и по всей земле Русской от всего княжья суда десятую векшу, из торгу – десятую неделю, а из домов на всяко лето – десятое всякого стада и всякого жита, чудной Матери Божией и чудному Спасу». Устав перечислял также «церковных людей», освобождавшихся от судебной власти князя и его тиунов, подлежавших суду митрополита.

Летопись сохранила молитву святого Владимира, с которой он обратился к Вседержителю при освящении Успенского Десятинного храма: «Господи Боже, призри с Небесе и виждь, и посети винограда Своего, яже насади десница Твоя. И сверши новые люди сии, им же обратил еси сердце и разум – познати Тебя, Бога Истинного. И призри на церковь Твою сию, юже создал недостойный раб Твой во имя Рождшей Тя Матери, Приснодевы Богородицы. Аще кто помолится в церкви сей, то услыши молитву его, молитв ради Пречистой Богородицы».

С Десятинной церковью и епископом Анастасом некоторые историки связывали начало русского летописания. При ней были составлены Житие святой Ольги и сказание о варягах-мучениках в их первоначальном виде, а также «Слово о том, како крестися Владимир возмя Корсунь». Там же возникла ранняя, греческая редакция Жития святых мучеников Бориса и Глеба.

Киевскую митрополичью кафедру при святом Владимире занимали последовательно митрополиты святой Михаил († 15 июня 991), митрополит Феофилакт, переведенный в Киев с кафедры Севастии Армянской (991–997), митрополит Леонтий (997–1008), митрополит Иоанн I (1008–1037). Их трудами были открыты первые епархии Русской Церкви: Новгородская (первым ее предстоятелем был святитель Иоаким Корсунянин († 1030, составитель Иоакимовской летописи), Владимиро-Волынская (открыта 11 мая 992 года), Черниговская, Переяславская, Белгородская, Ростовская. «Сице же и по всем грады и по селам воздвизахуся церкви и монастыри, и умножахуся священницы, и вера православная цветяше и сияше яко солнце». Для утверждения веры в новопросвещенном народе нужны были ученые люди и школы для их подготовки. Поэтому святой Владимир со святым митрополитом Михаилом «начаша от отцов и матерей взимати младые дети и давати в училище учитися грамоте». Такое же училище устроил святитель Иоаким Корсунянин († 1030) в Новгороде, были они и в других городах. «И бысть множество училищ книжных, и бысть от сих множество любомудрых философев».

Святой Владимир твердой рукой сдерживал на рубежах врагов, строил города, крепости. Им построена первая в русской истории «засечная черта» – линия оборонительных пунктов против кочевников. «Нача ставити Володимер грады по Десне, по Выстри, по Трубежу, по Суле, по Стугне. И населил их новгородцами, смольнянами, чудью и вятичами. И воевал с печенегами и одолевал их». Действенным оружием часто была мирная христианская проповедь среди степных язычников. В Никоновской летописи под 990 годом записано: «Того же лета приидоша из болгар к Володимеру в Киев четыре князя и просветишася Божественным Крещением». В следующем году «прииде печенегский князь Кучуг и прият греческую веру, и крестися во Отца и Сына и Святого Духа, и служаше Владимиру чистым сердцем». Под влиянием святого князя крестились и некоторые видные иноземцы, например, живший несколько лет в Киеве норвежский конунг (король) Олаф Трюггвасон († 1000), знаменитый Торвальд Путешественник, основатель монастыря святого Иоанна Предтечи на Днепре под Полоцком, и другие. В далекой Исландии поэты-скальды назвали Бога «хранителем греков и русских».

Средством христианской проповеди были и знаменитые пиры святого Владимира: по воскресеньям и большим церковным праздникам после литургии выставлялись для киевлян обильные праздничные столы, звонили колокола, славословили хоры, «калики перехожие» пели былины и духовные стихи. Например, 12 мая 996 года по поводу освящения Десятинной церкви князь «сотвори пирование светло», «раздавая имения много убогим, и нищим, и странникам, и по церквам и по монастырям. Больным же и нищим доставлял по улицам великие кады и бочки меду, и хлеб, и мясо, и рыбу, и сыр, желая, чтобы все приходили и ели, славя Бога». Пиры устраивались также в честь побед киевских богатырей, полководцев Владимировых дружин – Добрыни, Александра Поповича, Рогдая Удалого.

В 1007 году святой Владимир перенес в Десятинную церковь мощи святой равноапостольной Ольги. А четыре года спустя, в 1011 году, там же была погребена его супруга, сподвижница многих его начинаний, блаженная царица Анна. После ее кончины князь вступил в новый брак – с младшей дочерью немецкого графа Куно фон Эннингена, внучкой императора Оттона Великого.

Эпоха святого Владимира была ключевым периодом для государственного становления православной Руси. Объединение славянских земель и оформление государственных границ державы Рюриковичей происходили в напряженной духовной и политической борьбе с соседними племенами и государствами. Крещение Руси от православной Византии было важнейшим шагом ее государственного самоопределения. Главным врагом святого Владимира стал Болеслав Храбрый, в планы которого входило широкое объединение западнославянских и восточнославянских племен под эгидой католической Польши. Это соперничество восходит еще ко времени, когда Владимир был язычник: «В лето 6489 (981). Иде Володимер на ляхи и взя грады их, Перемышль, Червень и иные грады, иже есть под Русью». Последние годы Х столетия также наполнены войнами святого Владимира и Болеслава.

После кратковременного затишья (первое десятилетие ХI века) «великое противостояние» вступает в новую фазу: в 1013 году в Киеве был раскрыт заговор против святого Владимира: Святополк Окаянный, женившийся на дочери Болеслава, рвался к власти. Вдохновителем заговора был духовник Болеславны, католический епископ Колобжегский Рейберн.

Заговор Святополка и Рейберна был прямым покушением на историческое существование Русского государства и Русской Церкви. Святой Владимир принял решительные меры. Все трое были арестованы, и Рейберн вскоре скончался в заточении.

Святой Владимир не мстил «гонящим и ненавидевшим» его. Принесший притворное покаяние Святополк был оставлен на свободе.

Новая беда назревала на Севере, в Новгороде. Ярослав, еще не столь «мудрый», каким он вошел позже в русскую историю, ставший в 1010 году держателем Новгородских земель, задумал отложиться от своего отца, великого князя Киевского, завел отдельное войско, перестал платить в Киев обычную дань и десятину. Единству Русской земли, за которое всю жизнь боролся святой Владимир, угрожала опасность. В гневе и скорби князь повелел «мосты мостить, гати гатить», готовиться к походу на Новгород. Силы его были на исходе. В приготовлениях к последнему своему, к счастью несостоявшемуся, походу креститель Руси тяжело заболел и предал дух Господу в селе Спас-Берестове 15 июля 1015 года. Он правил Русским государством тридцать семь лет (978–1015). из них двадцать восемь лет прожил во святом Крещении.

Готовясь к новой борьбе за власть и надеясь в ней на помощь поляков, Святополк, чтобы выиграть время, пытался скрыть смерть отца. Но патриотически настроенные киевские бояре тайно, ночью, вывезли тело почившего государя из Берестовского дворца, где сторожили его люди Святополка, и привезли в Киев. В Десятинной церкви гроб с мощами святого Владимира встретило киевское духовенство во главе с митрополитом Иоанном. Святые мощи были положены в мраморной раке, поставленной в Климентовском приделе Десятинного Успенского храма рядом с такой же мраморной ракой царицы Анны...

Имя и дело святого равноапостольного Владимира, которого народ назвал Красным Солнышком, связано со всей последуюшей историей Русской Церкви. «Им мы обожились и Христа, Истинную Жизнь, познали», – засвидетельствовал святитель Иларион. Подвиг его продолжили его сыновья, внуки, правнуки, владевшие Русской землей в течение почти шести столетий: от Ярослава Мудрого, сделавшего первый шаг к независимому существованию Русской Церкви – до последнего Рюриковича, царя Феодора Иоанновича, при котором (в 1589 году) Русская Православная Церковь стала пятым самостоятельным Патриархатом в диптихе Православных Автокефальных Церквей.

Празднование святому равноапостольному Владимиру было установлено святым Александром Невским после того, как 15 мая 1240 года, помощью и заступлением святого Владимира, была им одержана знаменитая Невская победа над шведскими крестоносцами.

Но церковное почитание святого князя началось на Руси значительно ранее. Митрополит Иларион, святитель Киевский († 1053), в «Слове о законе и благодати», сказанном в день памяти святого Владимира у раки его в Десятинном храме, называет его «во владыках апостолом», «подобником» святого Константина, и сравнивает его апостольское благовестие Русской Земле с благовестием святых апостолов.

 

0
#209

                          

 

Свитхун Винчестерский - епископ, святитель. 

Был епископом Винчестерским. Известно, что святой был высокообразованным чеовеком: он был наставником Этельвульфа, короля Уэссекса (Aethelwulf of Wessex) и его сына Альфреда.

Скончался 2 июля 862 г. и был погребен у стен Винчестерского собора (Old Minster) по его собственной просьбе, дабы "сладкий дождь Небесный" мог падать на его могилу. В 971 году было решено пренести его святые мощи внутрь храма, но дело задержалось из-за того, что дождь лил 40 дней и 40 ночей, в знак неудовольствия святого.

Святой Свисун считается покровителем Хэмпшира, Винчестера, Саусуорка (Southwark). В Британии его почитают как "покровителя погоды". Святого Свисуна изображают держащим мост или с разбитым яйцом у ног. Это связано с преданием, согласно которому на мосту, воздвигнутом его попечением, одна женщина разбила корзину яиц, и по его молитвам эти яйца были восстановлены.

=============================================================== 

 

                                    

 

Иов (Кундря) (1902 - 1985), Угольский, архимандрит, преподобный.

В миру Кундря Иван Георгиевич, родился 18 мая 1902 года в селе Иза в многодетной семье Георгия Кундри и Анны Мадяр. В детстве Иван с братом Георгием внимательно следили за православным движением и стремились помочь взрослым в борьбе за веру предков, так как венгерская власть преследовала православных. В родном селе Иван окончил 8 классов народной школы, а в 1920 году ― хозяйственные курсы. В 1924–1925 годах он служил в чехословацкой армии в Михайловцах, Словакия.

В 1920-х годах в Пантелеимоновском русском монастыре на Афоне подвизалось значительное количество закарпатцев. Именно туда и решил отправиться после военной службы Иван. Но в принятии в монастырь ему отказали. Главной причиной этого стала политика греческих властей, направленная на эллинизацию Афона: 10 сентября 1926 года правительство Греции приняло закон, по которому все афонские монахи отныне считались греческими подданными, а лиц без греческого гражданства принимать запрещалось.

В это время в селе Иза действовал Николаевский мужской монастырь, где Иван окончил в 1928 году пастырско-богословские курсы, после чего он с несколькими друзьями решили построить монастырь у себя на родине ― недалеко от Изы ― в Городилове. В 1930 году Иван Кундря, Василий Орос, иеромонах Пантелеимон (Кундря) и другие взамен своих земельных участков в Изе выкупили небольшой участок в Городилове. Первым настоятелем созданного скита в честь Святой Троицы стал архимандрит Алексий (Кабалюк), который 22 декабря 1938 года постриг Ивана в монахи с именем Иов.

С оккупацией Закарпатья венграми в 1939 году отец Иов решил эмигрировать в Россию. В 1940 году он осуществил свою идею, но на советской границе был арестован и осужден как шпион на 25 лет лагерей. Его переводили из лагеря в лагерь, некоторое время он находился в Воркуте, потом на Колыме и Норильске.

В 1942 году отца Иова как гражданина Чехословацкой республики, вместо лагерей, забрали на фронт в корпус Людовика Свободы. На войне он служил в артиллерии. После войны некоторое время охранял Чехословацкое посольство в Москве.

В 1945 году отец Иов вернулся в родную обитель. Уже в письме от 14 ноября 1945 года к епископу Мукачевскому Нестору архимандрит Алексий (Кабалюк) писал «Прошу рукоположить в иеродиаконы монаха о. Иова (Кундрю), который является моим заместителем в ските Городилово». Епископ исполнил просьбу архимандрита 16 ноября 1945 года. 10 декабря того же года братия Городиловского скита просила епископа рукоположить отца Иова уже во иеромонаха, что состоялось 7 апреля 1946 года. На монастырском собрании братия избрала его настоятелем.

Во время руководства отца Иова обитель стала расширяться и богатеть. Монахи построили трапезную, братский корпус, кухню. За заслуги перед церковью в 1947 году настоятель обители был возведен в сан игумена. Архимандрит Ефрем (Молнар), который хорошо знал отца Иова, так описывал его деятельность:
«Возглавляя скит в 1946–1958 гг., он был для монахов и простых мирян примером. Отец Иов почти никогда не использовал административные приказы. Каждый день сам совершал Литургию. По окончании Литургии и трапезы сообщал братии о послушании и сам присоединялся к работе. В свободное от работы время братия собиралась в трапезной, где один из монахов читал монашеский устав, а отец Иов давал соответствующие разъяснения, как нужно использовать монашеские правила в повседневной жизни. Иногда он рассказывал о тех событиях, современником которых ему приходилось быть. Его человеческими качествами были трудолюбие, простота во взаимоотношениях, милосердие, смиренность...».


Архимандрит Матфей (Вакаров), как благочинный монастырей и скитов, в 1951 году говорил что отец Иов «человек весьма скромный и братиею любимый...». Епископ Мукачевский Иларион (Кочергин) в 1955 году писал:
«Игумен Иов (в миру Кундря Иван Георгиевич) отличается монашеским смирением и послушанием, молитвенностью и трудолюбием. Ввиду этих духовных качеств он снискал себе уважение среди монашества, духовенства и верующих. Как настоятель скита, он неутомимо заботится обо всех нуждах скита и его насельников».


В 1950 году архиепископ Львовский, Тернопольский и Мукачево-Ужгородский Макарий (Оксиюк) обязал старца Иова быть духовником не только для Городиловского скита, но и для Мукачевского монастыря, который незадолго перед этим вернули православным. В 1951 году новый епископ Мукачевский Иларион снял отца Иова с этой должности и поручил ему обслуживать Ильинскую церковь села Велятино Хустского района и благочиния Закарпатья при обязанности регистрации у уполномоченного по делам религий.


Во годы правления епископа Варлаама (Борисевича) на Мукачевской кафедре началось планомерное наступление на права монастырей и скитов. Отец Иов выступил против этой политики, даже подписался под коллективным письмом-жалобой к патриарху Московскому и всея Руси Алексию I на епископа Варлаама (Борисевича) с прошением сместить его. После этого случая епархиальное начальство сместило отца Иова с должности настоятеля, а его скит был закрыт.

В 1958–1959 годах отец Иов находился в Николаевском монастыре в селе Иза-Карпутлаш Хустского района, затем в Спасо-Преображенском монастыре села Теребля Тячевского района, где некоторое время исполнял послушание настоятеля. Но вскоре и эти монастыри были закрыты. В 1960–1962 годах он настоятельствовал в храме села Угля Тячевского района, затем ― в селе Монастырец Хустского района. Затем, с 1962 года до самой кончины, он нес послушание настоятеля храма Димитрия Солунского в селе Малая Уголька Тячевского района, где некогда был древний монастырь.


Старец был бескорыстным и глубоко смиренным человеком, что видно из многих документов его собственного архива, которые бережно хранил в храме села Малая Уголька отец Иоанн Коньовший. В одном из заявлений на имя архиепископа Григория (Закаляка) от 22 июля 1966 года отец Иов писал:
«Узнал, что Вы хотите возвести меня в архимандрита, прошу оставить меня в сане игумена, потому что считаю себя недостойным такого великого сана».


Отца Иова как благочестивого пастыря верующие многих сел области приглашали для освящения престолов, иконостасов, церквей. С такими миссиями он побывал: в Хустском районе ― в селах Стебливка, Бороняво, Сокирница; в Великом Кривом, Диброве, Билине на Тячевщине, в Среднем Водяном, Квасах на Рахивщине, в Межгорье и т. д. Кроме того, он часто посещал Чумалевский и Мукачевский монастыри.

За пять лет до своей смерти, 25 февраля 1980 года, отец Иов составил завещание, в котором писал:
«Я, ниже подписавшийся архимандрит Иов, 20 лет прожил в Малой Угольке при храме Святого Димитрия, моя жизнь подходит к концу, скоро мне исполнится 80 лет. Не известен день моей смерти. Много священников завещают похоронить их в монастыре или в родных селах, а я запрещаю куда-нибудь увозить мое грешное тело. Завещаю отпеть монашеским чином и похоронить возле креста на середине кладбища».


Отец Иов за свои заслуги перед Богом получил прекрасный дар ― прозорливостью и молитвой исцелять больных. О чудесах, совершенных старцем, до сих пор живет память в народе.

28 июля 1985 года архимандрит Иов мирно почил о Господе. В день своей смерти, в воскресенье, он отслужил Литургию, произнес длинную речь и выполнил все необходимые требы для верующих. В тот же день, около 10 часов вечера, ему стало плохо, и с молитвой на устах закончил свой земной путь. Похороны состоялись 31 июля. Службу возглавил архимандрит Ефрем (Молнар). С речами выступали протоиерей М. Келемен, архимандрит Евфимий (Шутак). Молитвы произнесли монахини Чумалевского и Мукачевского монастырей и многие миряне, которые пришли провести в последний путь своего наставника.

Почитание

Память о старце Иове осталась среди верующего народа, а чудеса, происходящие по призвании его, завидетельствовали о том что архимандрит Иов обрел милость перед Богом. 8 мая 2008 года в Киево-Печерской Лавре под председательством митрополита Киевского и всея Украины Владимира Священный Синод Украинской Православной Церкви причислил его к лику местночтимых святых Хустской епархии. 18 сентября 2008 года в селе Малая Уголька Тячевского района Закарпатья состоялось прославление в числе местночтимых святых преподобного Иова Угольского. Празднование обретения мощей преподобного Иова Угольского 9 октября было установлено решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 14 апреля 2009 года как местное празднование Ужгородской епархии.

 

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.